О Художнике— Биография Д.А. Белюкина— Альбом-монография— Галерея Д.А. Белюкина

Работы— Избранное— Новые работы— Историческая картина— Святые места Православия— Пейзаж— А.С. Пушкин и его время— Евгений Онегин— Портрет— Натюрморт, цветы— Графика— Этюды

Публикации— Пресса— Авторские статьи

События— События в Галерее— Выставки, события

Контакты

О ХудожникеРаботыПубликацииСобытияКонтакты

События в Галерее

Молитва художника
26 апреля в Царской башне Казанского вокзала прошла необычная мультимедийная презентация уникального художественного альбома - монографии «ДМИТРИЙ БЕЛЮКИН» и открытие выставки «Афон. К 1000-летию присутствия русских на Святой Горе».



На шести огромных экранах под вечные шедевры Прокофьева, Чайковского и Рахманинова всплывают из темноты парящие монастыри Афона, российские пейзажи, панорамы Санкт-Петербурга пушкинской поры, сам великий поэт, сцены из “Евгения Онегина”, святые места Православия, императоры и полководцы, знаменитые исторические полотна…

Узнаваемые, но не совсем. Их никогда еще не видели в таком масштабе. Тем более – с укрупнением важных деталей, намеков художника на заложенный в каждой картине шифр. Шифр, дающий зрителю возможность самому “вскрыть” художественный замысел, увидеть “второй”, а, может, и “третий” план.

Так действующих художников еще не показывали. Специалисты Издательского Дома «PrePress International» и команда Музея имени А.Н.Скрябина с помощью самых современных технологий обработки цвета, сложной компьютерной техники и мощных проекторов высокого разрешения создали в этот вечер завораживающее шоу.

А повод для такого буйства красок и образов – самый ни на есть серьезный. Выход в свет художественного альбома-монографии “Дмитрий Белюкин”. 648 страниц, 5,5 кг, серебряный обрез, сложное и изысканное по нынешним временам оформление*, 736 работ народного художника за тридцать лет, бережно переданная на печати ( что сегодня большая редкость! ) цветовая палитра. И совершенно неожиданно для такого фолианта – откровенный, исповедальный рассказ самого живописца об истории знаменитых полотен, которые, собственно, и есть вся его жизнь. Альбом выпущен Издательским домом «PrePress International» при поддержке фонда Андрея Первозванного и Центра Национальной славы. Отпечатан в типографии PNB.



Белюкин при всем своем творческом жанровом многообразии,- признанный мастер исторической картины. Немногие мэтры ( и ранее, и, тем более, сейчас ) берутся за нее – слишком велик риск: кропотливая, иногда многолетняя работа.( Проще написать сто портретов или коммерческих пейзажей ). А Дмитрий когда-то в 80-х написал свой первый большой холст - «Смерть Пушкина». Потом в начале бурных 90-х появились «Зеркало» ( ужасная страница нашей истории по раскулачиванию, уничтожению крестьянства ), «Осколки».

И, конечно, монументально многофигурная - «Белая Россия. Исход». О трагедии огромной страны, о разорванных нитях нации, уничтожении векового жизненного порядка, вызовах христианской цивилизации. Как удалось передать это пустое небо, небо без Бога, над уходящим в никуда кораблем-плотом с двуглавым орлом, последним осколком великой империи?!

«Я просто увидел,- вспоминает художник,- толпу шевелящуюся, разноликую. Все эти шляпки, муфты, ботинки со шнуровкой, кофточки, чепчики с кружевами, тросточки, баулы и куклы…» В костюмерных «Мосфильма», у казаков Московского землячества, на Дону, в Сибири, на Валдае,- везде «добывались» для картины ордена, мундиры, френчи, шинели, гвардейские сапоги с александровскими кокардами: «сор истории», бесценные детали, без которых никогда не найти историческую правду. Сотни подготовительных этюдов, фигуры, лица монахов, корниловцев, купцов, артистической богемы… А потом «открылись» лица. И толпа под кистью мастера превратилась в зловещий образ эпохи. Эпохи разлада, разрыва, опустошения.



Белюкин – не просто самый лучший, а настоящий знаток, энциклопедист пушкинской эпохи и знаменитый иллюстратор «Евгения Онегина». Не состязаясь с Александром Сергеевичем в легком слоге и остроумии, маленькие жанровые картины передают настоящую атмосферу пушкинской поры с участием одного из главных персонажей романа – самого поэта. Разве не интересно, как выглядит морошка – любимая ягода гения; или что раненого Пушкина специально положили на диван в кабинете дома на Мойке головой к окну – чтобы не слепил свет? Или какие конкретно книги стояли на полках возле его последнего пристанища ( а со смертного одра он обратился именно к ним: «Прощайте, друзья!»)? А Белюкину важно даже что было в скомканном листе бумаги у постели умирающего – ненужный рецепт, долговая расписка, последние строки?! О чем думал великий поэт на пороге вечности?

С такой дотошностью к обычаям, деталям, даже моде того времени никто не подходил к бессмертному роману. Но Белюкину и этого мало – он постоянно посещает Михайловское, Тригорское, пишет много этюдов, панорам, пейзажей; подолгу рисует Петербург с его роскошной мостово-дворцовой графикой Невы. А легко ли, скажите, представить Татьяну – ведь в романе о ее внешности почти ничего? Или как поймать пластику обворожения Натальи Николаевны: того омутового взгляда, из-за которого можно и на дуэль? И тут уж дудки – никакие архивы и исторические изыскания не спасут! Нужен воздух, небанальная деталь, нерв, узнаваемая атмосфера времени. Познакомившись, например, с великим хранителем Пушкиногорья С. Гейченко, в долгих общениях с ним за самоваром, Белюкин обнаружил, что Семен Семенович, обладавший бесценным архивом, иногда «дорисовывает», придумывает Пушкина, и… еще больше разжигает в нас любопытство и познание.

Точность исторических деталей, интерьеров и пейзажей Петербурга ХIХ века характерна для всей впервые собранной в одной книге полностью пушкинианы художника.



…Однажды группа живописцев отправилась на священную Гору Афон. 2033 метра, между прочим. Выкинуты из сумок вода и консервы, оставлены рядом с тропой подрамники. А сил уже нет, ноги не слушаются, воздуха не хватает. Ночью, на половине пути, спасли от замерзания случайные монахи. Еле взобрались. Поднялись, кажется, все. Картину, по памяти, по ощущению охватившего переживания и необыкновеного света над двухтысячелетним ”островом молитвы” написал один. Потом «Панорама с вершины Святой горы» Белюкина объездила с выставками полмира.

Постепенно родился цикл «Святые места Православия» – абсолютно незаказной, от души, он переносит нас из Иерусалима на Соловки, в Печоры, на Валаам, в тихие монастыри «сердца» России. Каждый год эта серия пополняется новыми работами, а к открытию в этот же вечер – 26 апреля - экспозиции выставки «Афон. К 1000-летию присутствия русских на Святой горе» закончено СЕМЬ новых картин.



Все изображения Афона – это натурные пейзажи и интерьеры храмов и монастырей, сделанные во время паломнических поездок и творческих командировок на Святую Гору. Самые монументальные произведения художник по этюдам пишет в Москве, в мастерской. Представлены замечательные пейзажи русского монастыря Великомученика и целителя Пантелеимона, скита Андрея Первозванного, до середины ХХ века тоже принадлежавшего России; одного из главных монастырей в афонской иерархии греческого Ватопеда, монастырей Святой Анны, Пантократора, Ставроникиты, Иверона с главной святыней Афона – иконой Вратарницы ( Иверской Божьей Матери ) и др.

Вот как пишет об этом в книге сам автор: « Пейзаж Святых мест – это взгляд издалека с надеждой и радостью, это ожидание чуда. Это вечное желание уйти от нашей мирской суеты в иное измерение… При непохожести ландшафтов, архитектуры и внутреннего убранства монастырей и обителей – они все невероятно живописны и красивы, очевидно, потому, что Святыня не бывает некрасива».

Женщинам, по уставу монашеской республики, вход на Афон закрыт. Да и не все православные паломники решаются на трудный подъем к вершине Святой горы. Поэтому белюкинская «Панорама…» и другие ( старые и новые, впервые экспонируемые ) картины «Афона» послужат в эту предпасхальную неделю и доброму делу просвещения, обретения веры.

Но и после Светлого Христова Воскресения можно будет увидеть эту уникальную экспозицию – выставка продлится два месяца.

«Книга вышла, - говорит Дмитрий Белюкин, - А вот эти работы на открывшейся выставке в нее не вошли. Потому что написаны позже. Значит, жизнь и творчество продолжаются…Планов много, надо торопиться…»

Как рождалась книга
Оформление книги выполнила известный дизайнер Татьяна Конде. В ее портфолио немало замечательных художественных альбомов, но нынешний – все-таки особенный. Дизайн книги не выставляет напоказ какие-то излишние книжные украшательства, все подчинено главной цели – максимальному погружению читателя в творческую лабораторию художника, реальному соприкосновению с настоящим искусством. Все, - от тщательно подобранного кегля и наклона удобных шрифтов, до «воздушного» оформления разделов, - помогает наслаждаться живописью, а не разгадыванием оформительских изысков. Но чеканная, лишь видимая простота эта достигнута сложными техническим приемами книжного ремесла: так для выпуклого круга в центре обложки применен специально сконструированный штамп. Получается эффект «вылета» монограммы, как бы приглашающей в таинство недр книги. Это своеобразная манящая «замочная скважина», а ключ – в руках у внимательного и благодарного читателя, открывающего тяжелый «кирпич» иллюстрированных страниц. Серая плюшевая кожа обложки «подсвечена» серебрением обреза, оторочена строгим серебряным тиснением буквиц заголовка первой сторонки и корешка книги. Объемный фолиант похож на седой средневековый замок, благородный и по-рыцарски представительный. Знающий себе цену. Сегодня многие дизайнеры пытаются экспериментировать с фактурами, форматами, необычными сочетаниями шрифтов и пр. Иногда это любопытно, но чаще – спорно. Подлинная же классика не может надоесть. Тем более, когда главная задача – оставить наедине с художником, приблизить, укрупнить живопись – выполнена!

В любом художественном альбоме главная проблема – качество репродукций. Воспроизвести на печати ( с множеством технических условностей и ограничений ) подлинные цвета, полутона, светотени и пр.,- все, что выплеснул живописец на холст в порыве вдохновения,- удается крайне редко. Классики прошлого не обижаются, а вот действующие художники видят сразу: опять картина потускнела, снова бумага не передает все многообразие энергии мазков, «цветомузыку души». Очень опытная ( двадцать лет истории! ) команда цветокорректоров, компьютерных дизайнеров Издательского дома «PrePress International» ( ИД “ПриПресс Интернэшнл”) долго и тщательно работала над подготовкой книги в печать. Месяцы, и даже – годы - проведенные в правках вместе с автором у монитора, колдовство с измерительной техникой и профилями цветового охвата, подбор специального метода печати, скрупулезная работа с выбранной типографией ( приладки, подбор бумаги и т.д.); сотни цифровых и офсетных проб, переверсток полос… Работа с легендарным российским печатником Анатолием Федоровичем Махловым (сейчас он возглавляет рижскую типографию PNB ). И, наконец, признание самого автора: «Мне нравится, никогда еще так точно не печатали моего Пушкина, исторические работы, заиграли пейзажи, высветились портреты…»

А в конце рождается, как любит говорить Дмитрий Анатольевич, еще одно искусство – искусство смотреть картину. А искусство художника – прямо по Окуджаве – «нарисовать наши судьбы»! Он и рисует!

Проникновенные портреты, запрещенная к показу цензурой ( в середине 80-х!) серия «Раны Афганистана», батальные полотна, восхитительные пейзажи Валдая, Дальнего Востока… Впервые представлена самая полная подборка графики, лучшие фрагменты знаменитых картин. Щедро разбросаны на страницах книги точные комментарии известных искусствоведов, критиков.

Как ни странно, альбом «Дмитрий Белюкин» надо не рассматривать, а читать. Читать заложенный там скрытый подтекст, докапываться до истин знакомых и не очень картин. Тогда вы поймете о чем это художник Дмитрий Белюкин: « Цветы нельзя писать раздраженным… Молитва художника – его картина… Я намешал краски и влепил удар такой световой силы… Прежде чем написать картину, ее надо увидеть…»

Казалось бы, кому интересна вся эта «кухня»? Но настоящая книга живет долго. И тем более, если это художественный альбом. По нему будут судить потомки – чем жили, о чем думали, как видели МИР их предки. Есть, есть вечные ценности! И в нынешней тревожности бытия искусство по-прежнему спасает от уныния, дает ВЕРУ и НАДЕЖДУ.

Для справки

Тираж 1500 экземпляров ( текст - на русском и английском ) почти сразу делает выпущенный альбом библиографической редкостью.

При этом часть тиража выпущена в ВИП-варианте: Подарочный короб, два ляссе, серебрение обреза с трех сторон, специальная форзацная бумага и пр.


вернуться назад
Картинная галерея Дмитрия Белюкина
на Казанском вокзале работает ежедневно


с 9:00 до 20:00
перерыв с 13:00 до 14:00.

Адрес галереи: Москва, Комсомольская пл., д. 2.
Сайт сделан в Колд Вижен в 2017 году.